ХИВИНСКОЕ ХАНСТВО И ПРИНЦИПЫ ЕГО УПРАВЛЕНИЯ. Приход к власти представителей династии Кунград и их мероприятия по укреплению институтов государственности
На фоне вышеописанных событий, начиная с 70-х годов XVIII столетия, на политической арене Хорезма все более упрочняются позиции предводителя племени Кунград - Мухаммад Амин-инака, проводившего курс концентрации власти в своих руках и опиравшегося в своей политике как на своих соплеменников, так и на видных представителей из числа городской знати, земельной аристократии и торговцев.

Очевидно, что возвышение Кунградов не было процессом одномоментным; по крайней мере, можно наблюдать представителей данного племени, игравших ведущие роли в политической жизни ханства, по меньшей мере, с конца XVII в. Так, в период правления Арабшахида Ануша-хана (1663-1685) Кунград Умбай-инак, получив статус инака, стал одним из высших и наиболее влиятельных сановников ханства. Другой видный Кунград Иш Мухаммад-бий, сын Адина Мухаммад-аталика, назначенный на аналогичную позицию при Ширгази-хане (1714-1726), продолжал оставаться одним из наиболее влиятельных политиков ханства также и на протяжении периода правления последующего хана Ильбарса (1727-1740). Как отмечает Мунис, в этот период «управление государством было доверено Иш Мухаммад Бию». Завоевание ханства Надир-шахом и последовавшая за этим казнь Ильбарс-хана вместе с 20 влиятельными амирами, включая Иш Мухаммад-бия, очевидно, заметно ослабили позиции Кунградов. На непродолжительное время на передний план политической арены Хорезма вышли местные мангиты, имевшие серьезную поддержку извне как в лице Надир-шаха, так и своих соплеменников из Бухары.

Однако уже в начале 60-х годов XVIII в. можно вновь наблюдать предводителей Кунградов, активно вовлеченных в борьбу за власть в Хорезме. Очевидно, в качестве точки отхода активной политической карьеры Мухаммад Амин-инака как политического лидера можно условно считать 1175/1763-1764 г., когда он был назначен инаком. Как отмечал Мунис, «с этого дня началась его власть».

В дальнейшем благодаря умелому политическому маневрированию и незаурядным качествам военачальника позиции Мухам-мад Амин-инака заметно окрепли и способствовали концентрации власти в его руках. Успех политической карьеры предводителя Кунградов в немалой степени происходил благодаря поддержке, оказываемой ему представителями городской знати, земельной аристократии и торговой элиты, чьи экономические интересы ущемлялись затяжным периодом политической нестабильности. Известно также, что после казни отца Иш Мухаммад-бия в 1740 г., Мухаммад Амин-инак воспитывался под началом Дуст Мухаммад (Досим) Арбаба - представителя одного из наиболее влиятельных кланов городской знати, традиционно занимавших высокие посты при дворе. Благодаря этому, как отмечает Ю. Бретель, Мухаммад Амин-инак «сохранял тесные связи с этой и другими влиятельными семьями сортов; большинство представителей [этих семейств], являвшихся баями, арбабами и мехтарами, поддерживали его в период многочисленных катаклизмов, сопровождавших ханство на протяжении всей третьей четверти XVIII столетия».

Наибольшей популярности и поддержке Мухаммад Амин-инака способствовали его успешные действия против йомутов, которые, как отмечалось выше, в этот период держали в постоянном напряжении жителей ханства. Ему удалось нанести ряд поражений последним, тем самым вынудив их покинуть пределы ханства.

В последующем те же туркменские предводители будут успешно задействованы Мухаммад Амин-инаком в подавлении сопротивления оппозиционных племенных группировок в различных частях ханства. Так, например, в 1779 г. Мухаммад Амин-инак призвал в Хивинское ханство туркмен-йомутов, «приняв их на службу», расселил около Ак-Сарая и Муз-Кумгана. В дальнейшем, в определенной степени опираясь на йомутское войско, Мухаммад Амин-инак вел борьбу с сепаратистскими тенденциями в государстве. Как будет рассмотрено далее, политика привлечения на службу туркменских племен за счет предоставления последним орошаемых земель заметно активизировалась при ближайших преемниках Мухаммад Амин-инака и способствовала массовому оседанию туркмен в пределах Хорезмского оазиса и их активному участию в политической и социально-экономической жизни ханства.

В 1778 г. аральский мангыт Джан Мурад-инак, овладев крепостью Мангыт-кала, расположенной на западной стороне протока Карабайли, возвёл в ханы султана Абдуррахмана. К 1779 г. ему удалось захватить важнейшие стратегические города Хорезма - Ходжейли, Хазарасп и Вазир, в результате чего, по свидетельству Муниса, «государство распалось» По сведениям Агахи, нанеся поражение Джан Мурад-инаку, Мухаммад Амин-инак распорядился дереселить жителей аральского Мангыта на канал Аталык-Арна, где была возведена новая крепость Мангыт.

В период правления Мухамад Амин-инака право поселения в пределах Хивинского ханства получает также каракалпакское племя коулдаулы, проживавшие до этого на Кувандарье. Им было разрешено осесть в восточной части дельты Амударьи, между рукавом Кок-Узяком и Аральским морем. Имеются сведения и об ирригационной деятельности каракалпаков в данный период. В частности, по сообщению Муниса, в годы правления Мухаммад Амин-инака правитель каракалпакского племени кенегес Аман кули-бий вывел канал Аман-Кули и довел его до земель кенегесов.

Таким образом, в последней четверти XVIII в. в Хивинском ханстве наблюдалось усиление центростремительных тенденций. Политика, проводимая Мухаммад Амин-инаком по объединению государства, поддерживаемая широкими слоями населения, соз-дала реальные предпосылки для дальнейшего укрепления государства и стабилизации политической жизни. Одновременно с этим предпринимались попытки восстановления хозяйственно-экономической жизни страны. В результате к концу его правления (1790 г.), «вся территория царства (мамалик) Хорезма признала власть Мухаммад Амин-инака».

После смерти Мухаммад Амина фактическая власть в ханстве перешла к его сыну Авазу (1790-1804), который, как и его предшественник, управлял страной от имени подставных ханов. Аваз-инак продолжил политику, начатую его отцом по усилению значения центральной власти. Однако уже в 1793 г. вновь происходит отделение Аральского владения и его противоборство с Хивой. На этот раз сопротивление аральцев возглавили братья Ходжа Мурад Суфи и Тура Мурад Суфи. Хивинским правителям понадобится около 18 лет, чтобы окончательно покорить Аральское владение. Н.И. Веселовский, характеризуя правление Аваз-инака, приводит сообщение одного из русских пленных, находившихся в указанный период в ханстве: «Сначала он был жесток, но ныне умягчился и, ставши правосудным, любим и народом».

Несмотря на концентрацию значительной власти в своих руках, Мухаммад Амин-инак, равно как его сын и ближайший преемник Аваз-инак, оставаясь фактическим правителем ханства, продолжали следовать установленной практике, возведя на престол ханов из числа чингизидских султанов, в действительности не имевших никаких реальных полномочий. Примечательно, что в отборе кандидатов на ханский престол кун градские инаки не отдавали предпочтение определенной династийной линии, а, наоборот, постоянно изменяли векторы своего выбора, приглашая чингизидов из числа степных султанов. Очевидно, будучи в первые десятилетия своего правления не до конца уверенными в прочности своих позиций, кунградские предводители стремились приглашать максимально «нейтральных» ханов, не имевших прочных контактов в среде противоборствующих группировок Хорезма, а, следовательно, не обладавших ресурсами для каких-либо самостоятельных акций. С этим, видимо, следует также связывать жесткую регламентацию кунградскими инаками любых публичных передвижений назначаемых ими ханов и сравнительно частую ротацию последних на престоле.

В начале XIX столетия власть представителей Кунградской династии значительно окрепла. В результате сын Аваза-Ильтузар (1804-1806), отказавшись от многовековой традиции возведения на престол султанов-чингизидов, свергнув с хивинского престола подставного хана Абулгази V, принял ханский титул 23 шабана 1219/27 ноября 1804 г. и стал «единым самовластным и неограниченным правителем или ханом всего хивинского народа». Так было положено начало правлению Кунградской династии, правившей в Хиве вплоть до 1920 г.

В правление Ильтузар-хана борьба за укрепление позиций центральной власти значительно активизировалась. В 1804 г. ему удалось овладеть крепостью Ходжейли, являвшейся своего рода форпостом Аральского владения на условной границе с Хивинским ханством. Мунис также сообщает о завоевании Ильтузар-ханом в июне 1805 г. г. Кунграда, являвшегося центром Аральского владения. Однако, по всей видимости, его власть над этим городом распространи ась не долго, так как уже в ближайшие годы Кунград вновь выступает в качестве оплота оппозиционных к новой династии сил.

Помимо активных политических мероприятий, центральной властью, очевидно, предпринимались меры по упорядочению социально-экономических отношений в ханстве. В хивинских исторических хрониках упоминается о реформе по централизации порядка сбора податей и назначения государственных должностей, которую ввёл Ильтузар-хан. В частности, сообщается, что со времен завоевания Чингиз-хана в «стране Хорезма» (Харазм дийарида) существовали тиранические обычаи, согласно которым «нечестивыми» угнетателями - султанами и амирами взимались различные платежи (вазаиф, марсамат) с собственности [амвал] граждан [фукара ва райат]». При этом «каждый, используя власть, взимал в свою пользу налог [салгут] с простых людей и заставлял их участвовать в общественных работах (бигар). Его Величество [Ильтузар] хан положил конец такому [неправедному] взиманию и, возвысив знамя справедливости, стер с лица земли тиранию и позорное угнетение...». По всей видимости, речь идет о попытках централизации сбора налоговых податей и, в первую очередь, земельного налога (салгут), а также упорядочения процесса проведения общественных работ (бигар). Данные мероприятия, как будет рассмотрено далее, весьма позитивно отразились на состоянии аграрного комплекса государства.

В период правления Ильтузар-хана также было положено начало административной реформе, существенно ограничивающей права предводителей племен и родов, а также правителей различных областей ханства. Как отмечал Я.Г. Гулямов, именно с этого времени в источниках встречаются частые упоминания о назначении хивинскими ханами верных им людей на должности казиев и правителей различных областей. Более того, если раньше глава какого-либо рода или племени приходил в Хиву с податью, собранной им по собственному усмотрению, теперь же хивинские ханы стали сами устанавливать податную способность района и назначать туда своих сборщиков.

Власть Ильтузар-хана оказалась не долговечной. В 1806 г. на правом берегу Амударьи в районе Шайх-Абасса произошло сражение между хивинскими и бухарскими войсками. В ходе этого сражения хивинцы потерпели поражение, а хан Ильтузар погиб при переправе через Амударью. На престол вступил брат Ильтузара-Мухаммад Рахим-хан 1 (1806-1825), являвшийся, по мнению ряда историков, одним «из наиболее выдающихся представителей Кунградской династии».

В целях усиления своего авторитета в глазах враждебных ему группировок Мухаммад Рахим-хан в начале своего правления был вынужден восстановить на хивинском престоле свергнутого его предшественником подставного хана Абулгази V и управлять некоторое время (около 5 месяцев) от его имени. Однако вскоре Абулгази-хан был вновь отстранён, а Мухаммад Рахим принял ханский титул.

Правление Мухаммад Рахим-хана I по своей сути было логическим продолжением начатой Мухаммад Амин-инаком и его ближайшими преемниками борьбы за объединение ханства. К числу важнейших мероприятий, на которые были направлены усилия хана, относилась борьба с центробежными стремлениями представителей племенной знати, пытавшихся сохранить свои политические права в отдельных районах Хивинского ханства. Прибежищем враждебных группировок продолжало оставаться Аральское владение.

Правитель Кунграда Тура Мурад Суфи в своей борьбе против Хивы опирался на отдельные каракалпакские и туркменские племена. Мухаммад Рахим-хан, решив лишить своего противника этой опоры, приложил определенные усилия для привлечения на свою сторону предводителей каракалпакских и туркменских племен. Характеризуя политику хивинского хана в начале правления по отношению к каракалпакам, Т. Жданко отмечала: «Политика Мухаммад Рахима в отношении каракалпаков была направлена, с одной стороны, к замирению и окончательному подчинению той части их, которая находилась уже в пределах ханства, но была непокорна и часто присоединялась к выступлениям аральских узбеков, с другой - к захвату и покорению второй части каракалпаков, ещё независимых от Хивы, но живших в непосредственном соседстве с последней, на Жаныдарье».

В результате ряда походов в течение 1807-1810 гг., сочетавших в себе военные и политико-экономические мероприятия, Мухаммад Рахим-хану удалось окончательно покорить каракалпакские племена, проживавшие в пределах Хивинского ханства и на Жаныдарье.

Похожие действия были предприняты Мухаммад Рахимом по отношению к тем туркменским племенам, которые поддерживали аральцев. Так, чоудоры, проживавшие в северной части Хорезмского оазиса, после походов хивинского хана были вынуждены откочевать на Мангышлак, который, согласно сведениям Муниса, являлся их первоначальной родиной (ватан-и асли). Другая часть, предводительствуемая Йарлыкаб-беком, в 1810 г. получила разрешение расселиться в пределах Хивинского ханства в районе Ходжейли, где им были предоставлены пахотные земли (музари’).

Для рассматриваемого периода характерно также установление относительно устойчивых отношений с другими туркменскими племенами. Благодаря укреплению центральной власти возникла возможность проведения масштабных оросительных мероприятий на западных и северо-западных окраинах Хорезмского оазиса. На этих землях и были расселены некоторые туркменские племена-имерели, кардашлы, теке и др. Став подданными ханства, последние обязывались выставлять определенное количество нукеров в ханские войска. Военная нукерская служба стала основной повинностью большинства туркмен и, в известной мере, определила их положение в Хивинском ханстве. Вскоре туркменская конница стала составлять наиболее боеспособное ядро войска Мухаммад Рахим-хана, благодаря которой, в известной степени, был завершен разгром оппозиционных сил. Правителем была внедрена практика пожалования туркменским племенам земель с обязательством выставления определенного числа конных воинов (атли). Это, как будет рассмотрено далее, привело к формированию особого института земельного держания-атлык, характерного только для Хивинского ханства XIX в.

Одержав победу над своими противниками в центральных районах ханства, в 1811 г. Мухаммад Рахим предпринял ряд походов на Кунград, в котором, как отмечалось, концентрировались основные оппозиционные силы. В результате длительной и ожесточенной борьбы хану удалось сломить сопротивление сторонников Тура Мурад Суфи и захватить город, последний в ходе сражения был убит. Победа, одержанная над Кунградом, стала одним из решающих и поворотных моментов в деле объединения страны и установления окончательной власти ханов из династии Кунград. По сообщению Муниса, «после смерти Тура Мурада Суфи большинство врагов государства, чьи преступления были многочисленны, погрузились в страх и ужас и рассеялись в разные стороны».

После покорения Аральского владения хивинский правитель продолжил политику по укреплению северных и восточных границ ханства. В 1812 г. им был предпринят ряд походов в казахские степи. В результате этих походов часть казахов низовьев Сырдарьи и Жаныдарьи были поставлены в зависимость от Хивы и обязалась платить дань в хивинскую казну. В 1820г. был предпринят ещё один поход в казахские степи, следствием которого стало расширение территории Хивинского ханства до низовьев Сырдарьи включительно.

По мнению исследователя В.Вуда, победа над Аралом «предоставила хивинским правителям широкие возможности перенести их внимание за пределы собственно границ Хорезма, в частности по направлению к Северному Хорасану и Мерву».

Начиная с 1813 г., Мухаммад Рахим-хан предпринимает ряд походов вглубь туркменских степей, доходя неоднократно до северных границ Хорасана. Не вызвав за собой прочного и окончательного покорения этих территорий, походы хивинского правителя поставили в зависимость большинство туркменских предводителей от Хивы.

Таким образом, сочетание военных действий с целым рядом экономических и политических мероприятий позволили Мухаммад Рахим-хану в значительной степени восстановить политическую стабильность в ханстве и создать реальные предпосылки для дальнейшего его развития. Успешные политические мероприятия оказали непосредственное влияние на развитие социально-экономической жизни и, в первую очередь, отразились на характере земельного устройства ханства.

Стабилизация политической жизни позволила центральной власти в более широких масштабах осуществлять мероприятия по поддержанию и расширению ирригационной системы ханства, являвшейся, как уже отмечалось, обязанностью и прерогативой государства. Такие мероприятия заключались в ежегодной массовой мобилизации населения на очистку и ремонт магистральных каналов (казу), возведение и восстановление дамб (качу). Так, в 1810 г. была произведена очистка верховий канала Хейваник. Церемония пуска воды по этому каналу 29 марта 1810 г. состоялась при личном участии Мухаммад Рахим-хана. В том же году ханом было отдано распоряжение о проведении воды из низовьев канала Янги-Арык в урочище Ак-Мечеть (в 20 км к юго-востоку от Хивы) и благоустройстве данной местности. В 1814 г. была осуществлена генеральная очистка низовий канала Шахабад. К наиболее важному ирригационному мероприятию исследуемого периода следует отнести возведение и пуск магистрального канала Клыч Нийаз-бай. Канал Клыч Нийаз-бай был сооружен специально для орошения пустующих земель вдоль правого берега Дарьялыка, чем значительно расширилась орошаемая площадь Южного Хорезма. В целом, благодаря широкой ирригационной деятельности первых кунградских правителей, значительно увеличилась площадь орошаемых земель, которые вводились в хозяйственный оборот.

В период правления Мухаммад Рахим-хана, по мнению ряда исследователей, приобрела конкретные очертания система налогового обложения, попытки реформирования которой были начаты еще Ильтузар-ханом. Новая система обеспечивала централизованность налоговых поступлений на всей территории ханства. В качестве основного земельного налога-ренты устанавливался солгут, взимаемый деньгами.

Изменение структуры землевладения вкупе с общим общественно-экономическим развитием региона, выражавшемся в переходе больших масс населения от кочевого образа жизни к оседлому, соединение недавних кочевников с оседлым населением Хорезма способствовали изжитию «родового» деления. Эти изменения нашли отражение в административной реформе Мухаммед Рахим-хана I, согласно которой в центральных и южных областях ханства взамен прежней формы низового административного деления вводились мечети или мечетные общества (масжид кавми или масжид жамааси).

С этого времени, очевидно, право назначения на важные административные посты в различных частях ханства (как светские, так и религиозные) полностью перешло в компетенцию верховного правителя. Новая система возлагала также руководство административными округами ханства на управителей (хаким), назначаемых (равно как и снимаемых с должности) непосредственно самим ханом из числа доверенных лиц, на основе проявления личной лояльности последних по отношению к новой династии. Так, например, в сочинении «Firdaws al-iqbal» отмечается, что «когда, с божественной помощью, город Кунград был захвачен воинами имперского двора и проблема Арала была окончательно разрешена, Его Величество [Мухаммад Рахим-хан] назначил двух служащих из своего августейшего окружения - Мухаммад Ниаз Герчек Бахадура и Верди Бахадура в качестве совместных правителей Арала, отметив их награждением титулом биев».

Важнейшим событием данного периода, продемонстрировавшим рост могущества Хивинского ханства и отразившемся на геостратегическом балансе сил во всем регионе, стало приведение под контроль Хивы области Мерв, игравшей существенное стратегическое значение на протяжении всего XVIII-XIX вв., а также и проживавших в его округе туркменских племен. При этом важно подчеркнуть, что «хивинское «завоевание» Мерва не было в действительности завоеванием, но скорее добровольной сменой векторов лояльности туркменских племен [указанной области] к Хиве. Нет никаких свидетельств прямого давления Хивы на Мерв в это время. Интересы населения [Мерва] следует рассматривать в ракурсе признания возрастающей мощи Хивы в регионе, а следовательно, получения гораздо больших дивидендов, находясь на службе хивинского хана». Другим, не менее существенным событием стала посылка в 1823 г. Мухаммад Рахим-ханом своего брата Кутлуг Мурад-инака в Мерв с целью восстановления разрушенной плотины на р. Мургаб. Данное действие стало характерным отражением намерения хивинского правителя «вернуть [Мервский] оазис к былому процветанию и получать доход от сельскохозяйственного богатства региона».

Таким образом, процессы централизации и политической стабилизации, имевшие место в Хивинском ханстве в течение первой четверти XIX в., сопровождались заметными изменениями в социально-политической и хозяйственной жизни страны. Характерным является то, что все эти изменения привели к усилению политической мощи государства и обеспечили возможность его гегемонии в регионе. «Можно сказать - писал современник этих событий, - что он [Мухаммад Рахим-хан - ред.] создал почти совершенно новое государство, которое теперь должно вступить в состав сильнейших азийских царств».

Система внутриполитических отношений, заложенная в период правления Мухаммад Рахим-хана I, получила свое дальнейшее развитие при его ближайших преемниках. Его сын Аллакули-хан (1825-1842), воссевший на престол в 36 лет, получил от отца в наследство, как утверждают хивинские хроники, «богатую казну и могущественное государство». Продолжая завоевательную политику своего предшественника, Аллакули-хан в общей сложности совершил 7 походов в бухарские владения и 5 походов в Хорасан, еще более расширив тем самым сферы влияния своего государства.

Отличительной чертой правления Аллалкули-хана стало существенное обострение взаимоотношений ханства с Российской империей. После неудачных переговоров, происходивших на протяжении 1837-1838 гг., царское правительство решило добиться выполнения своих требований силой. Осенью 1839 г. из Оренбурга в Хиву был направлен военный отряд численностью около 5 тыс. человек с артиллерией под общим командованием Оренбургского губернатора генерала В. Перовского. Глубокий снег и суровая зима 1839-1840 гг. внесли полное расстройство во все планы командования, сделав продвижение отряда почти невозможным. После того, как около половины людей выбыло из строя, В. Перовский отдал приказ о возвращении.

Позднее в 1841 г. для продолжения начатых переговоров о казахских приграничных районах, а также об отпуске пленных и заключении торгового договора в Хиву был отправлен капитан Никифоров, которому не удалось добиться каких-либо важных результатов. Не принесла также ожидаемого успеха отправленная в следующем 1842 г. миссия капитана Данилевского, издавшего в результате своей поездки весьма содержательное «Описание Хивинского ханства». Строительство в 1847 г. в устье Сырдарьи российского укрепления Раимское стало основанием для хивинского правительства еще больше усомниться в истинных планах российского истеблишмента в регионе.

В правление Аллакули-хана также были продолжены масштабные работы по расширению ирригационной сети ханства, в частности введением в строй каналов Куня-Ургенч-арна, Хоняб, Ташсака, Куваниш-ярма, и введению в хозяйственный оборот новых площадей пустопорожних земель.

Следует также отметить и последовательную политику хивинского правительства в отношении действий Российской империи, предпринимаемых в целях дальнейшего проникновения в Среднюю Азию, значительно отсрочившей процесс завоевания царской Россией среднеазиатских ханств.

Таким образом, начало процесса консолидации земель ханства связано с именем представителя племени Кунград Мухаммад Амин-инака, который, сумев объединить вокруг себя сторонников централизации, начал борьбу с оппозиционными группировками. В результате уже к началу XIX столетия наметились предпосылки для образования дееспособного государства с сильной центральной властью, способной решать государственные задачи.

Успешные политические мероприятия, проводимые первыми Кунградами, существенно укрепили позиции центральной власти и повысили авторитет представителей данной династии в глазах общества. Тем самым была создана возможность для легитимации их прав на престол. В результате в 1804 г. очередной правитель данной династии Ильтузар провозгласил себя ханом в обход бытующей традиции возведения на ханский престол султанов-чингизидов, и, тем самым, положил начало правлению династии Кунград.

В период правления Мухаммад Рахим-хана I (1806-1825) политика централизации государства заметно активизировалась. В результате было окончательно сломлено сопротивление оппозиционной племенной знати, объединены земли ханства, существенно расширены его границы. Наличие таких важных факторов, как сильная центральная власть и относительная политическая стабильность, позволили Мухаммад Рахим-хану провести ряд мероприятий по упорядочению социально-экономической жизни ханства, в частности: введение единой системы налогообложения на основной территории ханства и централизацию их сбора, унификацию мер веса, внедрение порядка исполнения населением ирригационных повинностей. Кроме того, были предприняты усилия по восстановлению существующих и сооружению новых объектов ирригационной системы ханства. Благодаря всему этому в первой четверти XIX в. в Хивинском ханстве наметились заметные тенденции подъема в основных сферах жизни страны.

Приход к власти в Хорезме в начале XIX в. представителей династии Кунград ознаменовал собой изменение политики центральной власти в отношении регулирования и распределения земельных и водных ресурсов. Первые кунградские правители (Ильтузар-хан (1804-1806), Мухаммад Рахим-хан I (1806-1825)), с самого начала находившиеся в условиях жесткой оппозиции со стороны конкурирующих группировок в борьбе за власть, изыскивали пути для укрепления своих позиций. Помимо собственно физического подавления оппозиционных группировок, кунградские правители направили усилия на ликвидацию существовавшей аппанажной системы (по крайней мере ее существующей формы), являющейся источником административно-политического и экономического ресурса центробежных тенденций. В частности, это намерение четко прослеживается в характере осуществленной ими административной реформы. Кроме того, было налажено паритетное присутствие в государственном аппарате представителей традиционно оседлого и кочевого населения ханства и распределение между ними функциональных обязанностей.

Наряду с этим, в данный период наблюдается попытка установления жесткого контроля со стороны центральной власти над распределением водных и земельных ресурсов как имевшихся, так и вводимых в оборот вследствие заметной активизации ирригационных работ.

При ближайших преемниках Мухаммад Рахим-хана I, правивших в первой половине XIX в., окончательно сформировалась династийная традиция передачи верховной власти членам ханского дома из рода Кунград. Продолжая политику своего предшественника, кунградские ханы значительно расширили сферы влияния ханства и укрепили его позиции на международной арене.

Хорезм в истории государственности Узбекистана
"Ўзбекистон файласуфлари миллий жамияти"