Состояние народного хозяйства, налоговая и денежная политика, воинское дело и геральдика Хорезмской Народной Советской Республики
Как известно, от системы управления в стране во многом зависит состояние экономики. С созданием Хорезмской Народной Советской Республики и переходом от монархии к новой парламентской системе управления принципы управления экономикой должны были кардинально меняться.

Экономика ХНСР носила многоукладный характер и состояла из 4 секторов: государственного, кооперативного, хозяйства рядовых дехкан и ремесленников и так называемого капиталистического. Государственной собственностью считались природные богатства, национализированные промышленные предприятия, в частности крупные хлопкоочистительные, кожевенные и кирпичные заводы, промышленное сырье, транспорт, средства связи, коммунальные предприятия, ханские дворцы и дома.

Кооперативный сектор был очень малочислен. Значительную часть экономики республики в первый год занимал частный сектор. Он объединял хозяйства торгово-промышленных капиталистов в городах и крупных землевладельцев на селе.

Экономическое положение в республике всегда было тяжелым. Усугубляли его постоянные политические перевороты и смена власти. В 1922 г. в связи с голодом на берега Амударьи перекочевали со всеми стадами до 20 тыс. семей беженцев, расположившихся вокруг Кунграда, Куня-Ургенча и Ходжейли. Скотоводство сократилось более, чем на 60 %. По данным газеты «Известия ТуркЦИК», сильно сократились посевы, в том числе и хлопка. Разлив Амударьи погубил до 3 % всей посевной площади. Разведение люцерны, скупка и сушка сырья, все, чем занимались русские фирмы и кампании, было в плачевном состоянии.

В сентябре 1920 г. был заключен Союзный договор между РСФСР и ХНСР, который подписали Г.В.Чичерин и министр юстиции ХНСР Бабаахун Салимов. Согласно ему, РСФСР передала в собственность ХНСР всю государственную и частную собственность, принадлежавшую ранее России, то есть русским и туркестанским предпринимателям. Однако вопросы об использовании существовавших и создании новых ирригационных сооружений (каналов, плотин), железнодорожного транспорта, почты, телеграфа определялись особыми соглашениями «на основе взаимной помощи и технической целесообразности». В действительности это означало, что главные пункты, связывающие ХНСР с внешним миром, оставались под контролем России. Особенно это касалось судоходства, рыболовства и перевозок на пограничных реках и озерах. В договоре подчеркивалось, что обе стороны в этом вопросе должны пользоваться одинаковыми правами. Через год, в сентябре 1921 г., РСФСР отказалась от своей части в Амударьинской флотилии и передала ее БНСР и ХНСР, что отмечалось в специальном соглашении между тремя государствами. Однако в ст. 4 Соглашения указывалось, что «для правильности функционирования и единства эксплуатации флотилии создается Международная паритетная комиссия из представителей РСФСР, БНСР и ХНСР», причем следующая ст. 5 гласила, что «административно-техническое управление Амударьинским водным транспортом Международной паритетной комиссией вверяется Народному комиссариату путей сообщения РСФСР, который управляет водным путем по действующим на территории РСФСР положениям». Этим была узаконена специальная лазейка для тотального контроля. Причем при начальнике управления на правах помощника и заместителя должен быть представитель штаба войск ВЧК по делам, касающимся охраны границ.

Через два года другим соглашением между РСФСР, БНСР и ХНСР от 30 апреля 1923 г. управление Амударьинской флотилией со всем принадлежащим ей имуществом было передано Народному комиссариату путей сообщений РСФСР со всеми расходами по эксплуатации и ремонту и уже никакой речи о международной паритетной комиссии не шло.

Экономическое соглашение с РСФСР, подписанное 29 июня 1922 г., обеспечивая помощь Хорезмской республике Россией, открыло все возможности для её полного внедрения в Хорезм и усиления контроля не только над экономической, но и политической жизнью в республике.

Статьи IV, V и VI фактически закрепляли гегемонию РСФСР в экономическом секторе Хорезма и его внешнеэкономических связях. Так, было установлено, что торговые операции на внешних рынках ХНСР производит, согласуя с РСФСР. Постоянные представительства ХНСР по торговым делам в странах, «где это будет признано необходимым», должны быть учреждены только по соглашению с Россией, а в определенных случаях торговые операции ХНСР должны были производиться непосредственно через органы РСФСР. А в делах закупки экспортного сырья ХНСР предоставляло России первоочередное преимущественное право.

Правительство Хорезма, бесспорно, предпринимало попытки наладить системную работу в народном хозяйстве. С началом весенних работ были организованы очистка и прорытие каналов, например, от селения Питнак до долины Уаз, протяженностью 240 верст. Дехканский банк по решению правительства должен был выдать безвозвратную ссуду безземельным и малоземельным дехканам в размере полутора миллиардов рублей.

Как известно, ирригация в Хорезме была ключевой проблемой во все периоды истории. В этом отношении чрезвычайный интерес представляет заключение профессора Туркестанского государственного университета Г.И.Черданцева о состоянии ирригации и сельского хозяйства Хорезма, подготовленное в начале 1923 г., видимо, по указанию Наркома земледелия РСФСР. В частности, он писал: «Вся ирригационная сеть Хорезма поддерживается в исправности натуральным трудом населения. Оно несет работы: а) на 9 главных магистральных арыках под надзором правительственных агентов, б) по укреплению берегов Амударьи на протяжении 250 верст, в) на указанных 138 арыках меньшего значения. Кроме того, население же, разумеется, содержит своим трудом мелкую и мельчайшую оросительную сеть, и оно же поставляет необходимые материалы для всех этих работ.

Общая стоимость работ населению, помимо работ над арыками в пределах своего и смежных участков, обходится, по приблизительному, но довольно точному подсчету, в 1 млн. 096 тыс. руб. золотом, включая и материалы, что дает на десятину орошения земли 2 руб. 44 коп. или 1 руб. 17 коп. за танап.

Число рабочих, выставляемых населением на эти работы, достигает 50 тыс. человек на срок от пяти до шести недель ежегодно. Понятно, что при означенной трудоемкости ирригации дехканство совершенно задавлено ею, и ему сплошь и рядом не под силу увеличить свое землепользование, даже при наличии свободных орошенных земель».

Исходя из этого, Г.И. Черданцев сделал выводы о политическом значении ирригации. «Политическое значение ирригации в Хорезме также совершенно исключительное. Можно сказать, что политической властью владеет тот, кто владеет водой. Даже частичное разрушение ирригации должно приводить к политическим неурядицам и нарушению не только политической, но и всей социальной жизни страны. С другой стороны, та политическая власть, которая сумеет разрешить водный вопрос, или даже только частично облегчить его, будет неизменно пользоваться симпатией и поддержкой дехканства. Самые популярные люди в стране те, которые так или иначе с успехом применяли и применяют свои силы на помощь населению в этом самом важном и самом жизненном для него вопросе».

Если иметь в виду данные профессора о том, что все ирригационные работы лежали на плечах населения, то можно сделать вывод и об отношении его к новой власти.

Приводя данные о материальном положении дехканства, Г.И. Черданцев сделал выводы о том, что оно в целом удовлетворительное, хотя и основано на чрезвычайно тяжелом труде. Его выводы основаны на опросных сведениях. Какой социальный слой опрашивался, остается неизвестным. Но нельзя не согласиться с тем, что «крепость крестьянского хозяйства базируется ... главным образом, на вековой трудовой дисциплине оседлого земледельческого хозяйства, которое само по себе обеспечивает в условиях поливного земледелия определенный экономический результат». В условиях выделения кредита, по мнению автора, хотя бы 1 млн. руб. (золотом) в год для развития дехканского хозяйства в целях удовлетворения потребности в инвентаре и скоте, возможно развитие народного хозяйства Хорезма. Реальное управление народным хозяйством в ХНСР, также как и в ТуркАССР, БНСР, осуществлялось Среднеазиатским Экономическим Советом при Средазбюро, в котором был лишь один представитель Хорезма, как и Бухары.

Обозначившиеся к 1923 г. передвижки в народном хозяйстве республики можно было бы закрепить на основе нэповского курса. Однако руководство РКП(б), намереваясь формировать большевизацию Хорезма и угодное ему правительство Хорезмской ССР, активно приступило к ускоренной перестройке экономической и политической жизни республики на социалистических началах, что было закреплено II съездом ХКП 20 июня 1923 г. и IV Всехорезмским курултаем Советов 1 октября 1923 г.

Прежде всего начались гонения на так называемые «эксплуататорские слои», буржуазию, предпринимателей и торговцев, что прямым образом повлияло на экономические показатели. Действие властей, подкрепляемое политическими решениями, окончательным уничтожением частной собственности, вакфов, повышением налогообложения, террором духовенства и верующих, закрытием мечетей, окончательно ликвидировало остатки национальной государственности в Хорезме и создало основу для вливания этой территории в единую политико-экономическую территорию Советского государства.

Налоговая политика ХНСР менялась адекватно политическим изменениям. В докладе назирата финансов на II съезде Советов ХНСР 21 мая 1921 г. отмечалось, что с февраля 1920 г. «Хорезмская республика существует, прибегая к помощи займов, за счет монетного договора. К 24 апреля 1921 г. денежный долг республики составлял 717 млн. 649 тыс. рублей. Хорезмских денег напечатано 488 млн. 549 тыс. руб., 225 млн. руб. получено от Российской республики, 3 млн. руб. выпущено Джунаидом. В настоящее время деньги Хорезмской республике не могут представляться по требованию назиратов».

Согласно такому положению, вырабатывалась и налоговая политика молодого государства с учетом норм шариата. В 1921г. предполагалось взимать налоги в размере 1/10 части урожая, поскольку десятина, известная как дахяк, взималась ранее с населения. В результате с посева джугары налог составлял 3 млрд, рублей, с посевов хлопка — 2 млрд., с риса — 2 млрд. 880 млн. рублей, с пшеницы — 1 млрд. 800 млн. Итак, при снижении на 215 млрд, рублей предполагалось взимать в год 7 млрд. 260 млн. Внешняя и внутренняя торговля облагалась закятом в размере 1/40 части урожая, что составляло 2 млрд. 240 млн. рублей. Конечно, существовали и льготы в налогообложении для малоимущей части населения. Таким образом, правительство намеревалось обеспечить содержание армии, госслужащих и систему образования.

Однако в годовом отчете правительства ХНСР (с июня 1921 по июнь 1922 г.) отмечалось, что общий приход государства от налогов и других статей составлял 23 млрд, рублей (вместе с натурналогом). Это означало, что предполагаемые размеры налогов, о которых указывалось ранее, возможно, были увеличены. В отчете указывалось, что «продналог до начала второй половины отчетного года поступал очень слабо, несмотря на организованные назиратом земледелия комиссии по сбору продналога. Участие партийных органов в начале второй половины прошлого года в сбое продналога в первый же месяц подняло приток продналога в 6 раз». Это напоминало процесс осуществления политики военного коммунизма в РСФСР и Туркреспублике, который проводился большевиками. Хотя сбор продналога был в ведении назирата продовольствия, на котором лежало все снабжение армии, очевидно, что он контролировался коммунистами.

В 1923 г., когда Среднеазиатский Экономический Совет, который под флагом объединения экономической политики и хозяйственных планов ХНСР, БНСР и ТАССР, по существу захватил руководство народным хозяйством всех трех республик, была прекращена эмиссия хорезмских денежных знаков и их обмен на действующие в пределах Средней Азии. Был осуществлен переход на общефедеративную денежную систему, что по существу являлось одним из направлений подготовительной работы для ликвидации Хорезмской государственности и проведения национально-территориального размежевания. Одновременно была изменена и налоговая система.

Решение проблем государственности Хорезма, естественно, был связано с вопросом об армии, который не раз рассматривался на курултаях и съездах народных представителей республики. Как отмечалось, в первой Конституции республики данный вопрос ограничивался лишь объявлением, что «для защиты ХНСР от внешних врагов народ призывается в необходимом количестве под оружие, т.е. организуется Красная армия».

Очевидно, что, совершив революцию и свергнув хана при помощи российской Красной армии, младохивинцы вместе с властью обрели большую проблему, касающуюся ее содержания, размещения и конфликтов с местным населением ввиду необузданного поведения красноармейцев и др. На одном из заседаний Временного революционного Комитета ХНСР обсуждался вопрос о первоочередном выделении земель красноармейцам и было поручено назиру земледелия выделить семьям красноармейцев только в Ходжейли для засева этих земель 10 арб, 5 пар волов с инвентарем, 5 верблюдов и семена в нужном количестве.

Вопрос о создании собственной армии обсуждался на II Всехорезмском курултае народных представителей. В частности, в докладе Временного Ревкома ХНСР о политическом положении, которое в целом носило антигосударственный характер и посвящалось разоблачению свергнутого младохивинского правительства, все же отмечалось, что нужно создать и обучить свою Красную армию, «ибо каждое независимое государство должно само защищать свои границы от набегов».

Курултай постановил формировать Красную армию численностью в 5 тыс. человек в составе двух кавалерийских и одного пехотного полка со всеми вспомогательными частями. Однако для этого необходимо было произвести переучет населения, что требовало задействования специальных работников со знанием узбекского языка, создания окружных военных комиссариатов, войсковых частей и управлений, комплектации их специалистами, знающими военное дело, инструктажной военной литературы на узбекском языке и т.д. На деле все это обеспечивалось Туркфронтом.

В сентябре 1921 г. ЦИК ХНСР принял постановление о мобилизации мужского населения4.

Однако в Конституции ХССР 1923 г. нет никакого законодательного закрепления вопроса об армии, не считая того, что в главе IV «О общем управлении делами Хорезмского ЦИК» в числе шести назиратов упоминается и военный. Очевидно, что проблема создания собственной армии в республике так и не была решена и до национально-территориального размежевания здесь дислоцировались части Туркфронта, ликвидировавшие басмачество. Следует отметить и то, что в этой Конституции в ее четырех главах четко обозначено, что основным управляющим органом является ЦИК ХССР, который к этому времени был полностью под контролем РСФСР.

Соответственно политическим событиям также менялись геральдические знаки республики.

Герб ХНСР был утвержден на I Всехорезмском курултае народных представителей 30 апреля 1920 г. и описан в первой Конституции: «Герб, необходимый для учреждений республики, для употребления на печатях и в других местах, состоит из положенных друг на друга лопаты и серпа поверх стебля джугары».

Однако, как считает В.А.Бочин, четко оформленного образца не было сделано, поэтому мастера изготавливали штамп с большими отступлениями от принятых норм. Так, стебли джугары указывались иногда в количестве двух, иногда и трех. Причем такие геральдические элементы, как полумесяц, молот, пятиконечная звезда, вводились позже по указанию назира финансов. На различных денежных знаках герб выглядел по-разному: с полумесяцем и без него, с орнаментом в виде расходящихся солнечных лучей или растительным.

Что касается флага, образец которого также был утвержден на съезде и описан в Конституции, он был двухцветным — красным и зеленым. Зеленый цвет — в его верхней части, где были изображены полумесяц и звезда золотого цвета.

В Конституции 1923 г. принятой на IV Всехорезмском курултае Советов, происходившем 17-20 октября и преобразовавшем ХНСР в ХССР, герб приобрел другие очертания как внешне, так и идеологически. Он состоял из изображения на красном фоне в лучах солнца лопаты и молота, помещенных рукоятками книзу. Посередине между лопатой и молотом помещена ветка хлопка с раскрытыми коробочками и листьями, выше лопаты и молота надпись: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь», внизу - «Хорезмская Социалистическая Советская Республика». Причем слова «Советская» и «Социалистическая» в названии главы ХII «О гербе и флаге ХНСР» и в тексте стоят в разной очередности.

Флаг был также изменен и стал красного цвета с красноармейской звездой наверху и надписью под ней «Пролетарии всех стран, соединяйтесь».

По мере большего наступления Туркфронта на басмачество и борьбы с Джунаидханом в результате четырех переворотов, учиненных советской властью в Хорезме, республика в конечном итоге превратилась «в одну из структур государственной системы большевистской России».

Хорезм в истории государственности Узбекистана
"Ўзбекистон файласуфлари миллий жамияти" Ташкент-2013